• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:29 

Так же сегодняшний день (седьмое) знаменит тем, что я увидел лунную радугу.

01:18 

Я решил попробовать вспоминать некоторые вещи. Детали. Потому что в последнее время внутри меня все настолько безболезненно и живо, что даже печальная музыка не может растрогать душу, разбередить рану.
И вот что я вспомнил первым: в то утро на мне была зелено-белая футболка в крупную полоску. Немытая голова. Я только проснулся, вспотел, и чувствовал себя совершенно счастливым, садясь пить чай с человеком, в которого влюблён был ТАК, что это не поддавалось никаким мыслимым объяснениям.
Всю ночь мы занимались делами вполне предсказуемыми. Может быть, это был наш первый раз - а значит дождя под утро еще не было. (неизменно весь наш секс сливается для меня в один длинный длинный день, завершающийся дождем, и я не могу ничего разобрать в наслоении воспоминаний)
Так вот, я сел пить чай, и я смотрел на этого человека. Кружка была любимой, и он тоже. На улице было до одури солнечно - кожа просто плавилась под его лучами. Я помню как вышел и сел на белоснежную скамью. В метре качалась от ветра клумба крупных розовых цветов. Голубой цвет неба был яростным. Я все время думал о том, как я счастлив.
И, честно говоря, не могу вспомнить момента более маргинального с точки зрения сладостной неги неведения - и в то же время ошеломляющего пламени запретного взрослого удовольствия.

Мне было четырнадцать.

01:03 

я прощаю себя, за то что я такое муддддло.

08:38 

всё что я помню - этот кошмар был про лошадь.
про лошадь, черт побери!

утро выдалось увлекательным, так как перед выходом я умудрился разлить свой чай в свой кофе (часть смеси на себя и пол)
но обнаружил только сейчас. вместе с кофейной гущей на дне стакана оказались листья.

привет, я мастер нелепых сочетаний.

08:59 

В этом предложении пять слов. А вот еще пять слов. Предложения из пяти слов хорошие. Но несколько подряд становятся монотонными. Смотрите, что с ними происходит. Такое письмо становится скучным. Его звук становится ровно однообразным. Это звучит, как заевшая пластинка. Ухо требует от вас разнообразия.

Теперь послушайте. Я изменяю длину предложения, и я создаю музыку. Музыка. Письмо поет. У него приятный ритм, мелодика, гармония. Я использую короткие фразы. И я использую фразы средней длины. А иногда, когда я уверен, что читатель отдохнул, я увлеку его фразой подлиннее, фразой, полной энергии, фразой-крещендо, с барабанной дробью, с ударами тарелок, со звуками, которые говорят: послушай, это что-то важное.

Рой Кларк

20:22 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:10 


16:41 

я не испытываю потребности в том, чтобы быть уязвимым. объединяясь, мы жаждем только одного - силы. потому что так хочет Дарк.
смятение жизни оставило у меня в душе пустырь, и я боялся, ужасно боялся заполнить его чем-то.
там не было ни людей, ни животных. одна тьма.
и тьма начала сгущаться, медленно сжиматься в одну точку, парящую в пустоте. затем точка приобрела очертания фигуры. у нее появились рот глаза и уши.
у нее появились руки и ноги. триллион волос везде, где положено. вдали отзывалось сердце.
Дарк пустил молочные реки среди полей. Дарк рассыпал кругом песок - колючий и холодный, как замороженный виски.
Он сказал - тебе не нужна любовь. тебе нужен я.


и вот почему ничего не выходит. потому что в серебряном свете заходящего утра, я стою доверху погруженный в свою печаль.
первозданный мир, каким он был века и века назад.

мое тело - смесь мест этой земли, которые были разрушены. это коктейль из погибавшей уже когда-то плоти. в прошлом - звезды. в настоящем - энергия.
почему я боюсь исчезнуть? почему боюсь стать всем этим вновь?

слабая нить самоосознания - линия жизни, окруженная ее обстоятельствами.
я просто пейзаж на фоне пейзажа.

понимание. и слабый кивок в ответ.

от этого уже невозможно спасти.


я бы разрыдался, если бы вся тоска этой души могла превратится в крик.

23:33 

он поцеловал его в ключичную впадину, потому что не знал другую

04:32 

психолог запретил мне пить, но я так счастлив

14:51 

Господи, я поспал целых 7 часов! я чувствую себя даже довольно живым теперь. пространство вокруг избавилось от блесток и всполохов.
я сегодня влюблен в героя, не в человека. но на ближайший конец июля я хоть что-то человеческое смогу носить у себя внутри.
блеклое и неощутимое - но это не важно.

23:33 

слово страдает, если в него вставить не ту букву. это как человек, который чем-то исковеркан, изуродован какой-то болезнью. ее можно и нужно исправить, потому что он имеет право на то, чтобы жить счастливо и ощущать себя хорошо. точно так же, как слово.

19:34 

Ты неуязвим пока помнишь, что приносит боль (с)

18:18 

он говорит "мы с ним споемся", я говорю "нет, мы не будем спиваться" он говорит "поздно, я уже достаю бутылку"

15:48 

хочу поговорить с собой о том, на сколько я расчетлив.
после всех этих событий минул практически год. вот-вот вдарит август, в который со мной и случились трудные и жестокие перевоплощения.
ВФ говорила, что нельзя в себе ничего уничтожать, нужно находить с этим общий язык и какой-то баланс. Не могу сказать, что у меня получилось сделать это до конца, но вот что выходит:
одна часть меня имеет какие-то эмоции, вторая часть решает использовать их или нет.
Я и Дарк-Я.
Если бы контроль был получен полностью, я бы перестал страдать отдачей от пущенных выстрелов. Но, неизменно, Дарк-Я заставляет меня прибывать в беспричинной панике время от времени.
Визуализация, пожалуй, тем и помогла, что теперь у нас немножечко симбиоз.

а теперь о расчетливости.
Дарк-Я прикидывает, какие эмоции могли бы оказаться ему полезными, и вынуждает Я генерировать их, или ситуации в которых они могли бы быть получены.
Но и это, как говорится, еще не всё.
Чтобы сложные эмоциональные конструкции не нанесли Я никакой новой травмы, все это происходит как бы за шаг до неизбежного. Словно я играю эти эмоции. Словно я смотрю на них со стороны.
Они есть, и они мои, но они это что-то третье, отдельное от Меня и Дарк-Меня.

Ужасные сложности, которые, в каком-то роде всё упрощают.


И только где-то в сааамой глубине моего сознания, своим правым полушарием я врубаюсь, что всё это происходит из-за того, что я отрицаю любые доверительные отношения кроме тех, которые можно проконтролировать.
Иными словами, я просто боюсь.
Один за себя и другой за него же.

Интересно, придет ли однажды день, когда я смогу избавится от переживаний? Совместима ли любовь с партнерством? Как испытывать эмоции и не быть их рабом?
Слишком много вопросов.

15:17 

сонфильм

"никогда, и всё-таки да"

приснился какой-то длинный фильм-роман, про двух чуваков, которым пришлось ох как не легко. один из них был сильно влюблен в девушку, но их разлучила война и черт еще знает какие катаклизмы.
в итоге они с ней встретились в военной тюрьме, он туда попал как пленник, а она лежала в палате для больных. фильм кончился тем, что его к ней пустили ненадолго. и вот, он возвращается к другу, и говорит ему:
- она сказала мне "да"
- ты что, предложил ей выйти за тебя замуж?
- ну точно.
- о, поздравляю. когда свадьба?

и этот парень вздыхает, и невидящим взглядом уставившись в пространство говорит:

- никогда. и всё-таки "да".

а соль тут в том, что девушка эта больна чем-то, в духе Ремарка, вроде туберкулеза, и недолго ей тут осталось.
такой вот грустный сонфильм.

15:41 

этот дневник цвета, как здоровенная оливка.
а если есть оливка, то должна быть и косточка.

но всё это не важно, потому что и так, и сяк моя жизнь - это плаванье в мартини.
кто-то зальет им печаль или отметит радость. а я - отполирую вкус.

19:56 

очень серый ничем не заполненный день.
Шери рассказывает про свою бумажную волокиту, а я рисую рисуночки от безделья.
в траве под окнами гниет голубь, которого я принес туда вчера. по голубю ползают жуки-могильщики, и они заставляют меня задуматься о том, насколько всё многогранно.
в смысле, это ужасно странно, что есть существа, в природе которых употреблять в пищу чьи-то трупы. такие вещи, как гниющая плоть, вредны если не всем, то многим. а желудок этих жуков настроен на переваривание именно такой еды.
то есть, она для них, вероятно, даже вкусная.
грязное разлагающееся тело голубя с кучей болезней - для кого-то естественный и нормальный ужин.
понимая это, невольно спрашиваешь себя - если чья-та сущность подразумевает такие лакомства,
что еще может существовать в мире такого, о чем мы не имеем ни малейшего представления, и в чью природу естественным образом входят отвратительные нам вещи?

23:06 

сегодня ВФ сказала применить интересную практику рисования дарк-себя, и возможности вернуть контроль над тем измерением, в котором я обычно и пропадаю.
она должна говорить со мной всего час в неделю, но мы говорим больше, наверное потому, что ей нравятся мои чудовища. она всегда очень внимательно слушает.
сегодня было так приятно, мы сидели в саду где было много котов, и ВФ сказала что возле Букингемского дворца много ворон, а здесь такая же фишка с котами.
после того, как я вываливаю на нее всю эту муть, меня кидает в легкий мандражик, потому что описывать ей это, все равно что стоять у края, сунув голову в портал.
я сказал, что меня затягивает, и тогда она взяла меня за руку, и попросила: когда в следующий раз будешь чувствовать, что тебя туда тащит, вспоминай, что я крепко тебя держу, вспоминай, как ты сидишь здесь, на этой лавочке.
она сказала - я буду держать тебя любого.
это правда, и это очень приятно.
следующую нашу встречу она предложила провести в кафе, что приятно вдвойне, потому что я люблю такие маленькие расслабошки, типа ленивого потягивания черных кофейных напитков.
я рассказал ВФ что придумал себе псевдоним - Рори, а она сказала что ей не хватает в нем еще одной буквы, где-то по центру.
в общем-то, всё сводится к этому - хочешь знать с чем имеешь дело, нужно дать ему верное имя.

на секунду вернувшись в утро этого дня, скажу что я читал интересные статьи о том, как функционирует мозг у гениев. в смысле системы восприятия. и я рассказал об этом ВФ, а она попросила меня, чтобы я не очень нагружал себя информацией.
в конце концов мы оба понимаем, что мне еще нужно морально дорасти до знаний, с которыми я столкнулся. и не только информативных, но и тех что плавают внутри моего наития.

очень важно, чтобы меня кто-то держал здесь, потому что сам я иногда не могу, так что скорей всего должен быть кто-то достаточно жесткий, но такой же заботливый, как Шери.
а может быть даже еще более заботливый.
я имею ввиду, что лучше бы мне не встречать кого-то вроде себя.

я еле выговорил всё это, потому что здесь конфидешен информешен. у слова вуайлеризм нет антонима, но я - именно это.
словно стою в парке под фонарем в плаще без кушака, абсолютно голый. под полы слегка поддувает ветер. я не буду его распахивать. это тайна, но мне совсем немножко хочется быть уличенным.

23:41 

ладно, каждый день я собираюсь сделать это, и каждую ночь я это переношу.
Шери говорит, что мне нужно какое-то хобби, и общаться с людьми при этом совершенно не обязательно.
он говорит "в смысле, хобби помимо того, которое разрушает твои мозги"

но мне хочется сделать шаг навстречу, и все же, я не могу. мне кажется, что то, с чем я могу там столкнуться, неприятней того, с чем я сталкиваюсь сейчас.
я не знаю какого размера должна быть замочная скважина, сквозь которую кому-то должно быть видно то, что у меня внутри. про ключи, естественно, даже речи не идет.
и в связи с этими сомнениями, здесь даже двери не появляется.
а тем временем, там, за стенами - мерное плаванье в эфире. сквозь белый шум, и черт еще знает какую пелену.

мне даже эмоций последнее время не хватает. но естественным способом я боюсь их получать - это может травмировать.
и по-этому я читаю, читаю о всяких типах влюбленных в других типов, борящихся с чем-то ради чего-то.

голову прорезает воспоминание - мы спускаемся по холму, месим ногами песок. я, и мальчик, которого зовут как хрюшку.
будет еще и мягкая вода, и соленый, взмокший на солнце хлеб. я еще жив, я еще очень юн, и совершенно бесстрашен.

всё это я

главная